ЛЕСНИНСКИЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ ВО ФРАНЦИИ

 

       
   

Ярким событием благословенного на торжества 1950 года было то, что в декабре Леснинский женский монастырь перебрался из Сербии во Францию.
О СВЯТО-БОГОРОДИЦКОМ ЛЕСНИНСКОМ ЖЕНСКОМ МОНАСТЫРЕ лучше не скажешь, чем в альбоме Русская Православная Церковь Заграницей. 1918 1968 под редакцией графа А. А. Соллогуба, издательства Русской Духовной Миссии РПЦЗ в Иерусалиме:
Среди тех драгоценных святынь, которыми обладает Русское Зарубежье, имеется одна из русских жемчужин строительница всепобеждающей русской православной культуры

 

   
   

Леснинский женский монастырь, находящийся во Франции В составе монастыря имеется около 50 русских монахинь, большинство которых в возрасте от 60 до 85 лет. Каждая из них в отдельности, в материальном отношении, беспомощная нищая, а все они вместе составляют славу русской жизни, знаменем которой является находящаяся среди них Чудотворная Леснинская Икона Божией Матери.

Леснинский монастырь своей историей может объяснить, как чудесным образом создавалась Россия, как легко мы могли избежать ужасов русской революции, какой прекрасной, благополучной, могучей и великой могла и должна была бы быть русская жизнь, какое призвание возложено Промыслом на нашу великую страну, какой путь нашего возрождения после перенесенных тяжелых испытаний, единственная причина которых заключается в нашем всеобщем отступничестве от заветов Святой Руси.

История обители началась с обретения иконы Божией Матери в XVII веке на землях Российской империи, ныне Польши, за рекой Буг в селе Лесна, стоящим над речкой Белка, Яновского уезда Седлецкой губернии. 
В полдень воскресенья 14 сентября 1683 года русские леснинские пастухи Александр Стельмащук и Мирон Макарук пригнали скот к сельской околице, где были окопы, земляные укрепления, помнящие крестоносцев. Вокруг тянулись густые леса, куда и на этот раз забрела часть стада. Стельмащук пошел в чащу за отставшей скотиной. Как вдруг в ветвях грушевого дерева он увидел сияние.

   
 

 

 

 
   
Пастух пригляделся дивной красоты икона светилась над ним! Божия Матерь в ослепительном венце прижимала к себе правой рукой Младенца Иисуса, в левой Богоматерь держала книгу, а над нею витал Дух Святый в виде голубя. Их изображение, вырезанное рельефом на овальном темно-красном камне, победоносно лучилось сквозь желтеющую осеннюю листву груши и Стельмащук пал на колени с молитвой
Александра внезапно обуял страх, он вскочил и побежал к Мирону. Вместе они вернулись к дереву с иконой, а потом поспешили в Лесну, чтобы рассказать о чуде односельчанам. Всем миром жители пошли с ними в лес, где сняли икону с ветвей. Сначала образ находился в доме родственника Мирона крестьянина Семена Макарука, потом икону Богоматери перенесли в русскую церковь села Буковичи, расположенного в двух верстах от Лесны.
Явленная икона начала привлекать в Буковичском православном храме богомольцев: от нее стали свершаться чудотворения. Множество паломников стекалось на поклонение иконе, Пречистая Богородица не оставляла прибегавших к Ее святому образу, исцеляя от болезней, врачуя душевные раны.
Латинское духовенство позавидовало славе русской святыни и насильно отняло икону у Буковичского священника отца Василия. Католики назначили комиссию, которая эту икону Богородицы признала чудесно явившейся в Лесне и чудотворной. В селе Лесна латиняне поместили ее в свой костел. 
Минул XVII век, в XVIII столетии католический орден паулинов возвел в Лесне новый большой костел, куда перенесли чудотворную икону Божией матери, когда-то явленную православному пастуху Стельмащуку. В XIX веке паулины нераздельно царили в этом краю, имея монастырь. Но в 1863 году их представители за участие в польском восстании были удалены из своего католического монастыря, а в 1875 году Леснинский костел власти передали православным и в нем была учреждена женская община. Чудотворная икона Богоматери, обретенная православными 200 лет назад, как бы сама вернула себе прежних хозяев.
Бывший костел в Лесне перестроили в православный храм, 31 мая 1881 года его освящал архиепископ Варшавский Леонтий, который по внутреннему побуждению напророчил, что храм перерастет в монастырь, накануне на литии. Архиерей тогда при благословлении хлебов произнес вместо: Во святем ХРАМЕ сем, слова: И умножи сия во святей ОБИТЕЛИ сей.
По ходатайству владыки Леонтия Свято-Богородицкая женская обитель и была учреждена здесь в 1885 году. 19 октября 1885 года прибыла из Москвы в Лесну первая настоятельница обители графиня Евгения Борисовна Ефимовская, в монашестве Екатерина. Ей было 35 лет, и выросла она в глубоко благочестивой семье. В 19 лет графиня Ефимовская блестяще сдала экзамен по русской литературе при Московском университете, собираясь стать учительницей. Девушка была знакома со многими писателями, сблизилась с семьей Аксаковых, являясь славянофилкой. Евгения вместе с другим своим единомышленником С. А. Рачинским много сил отдала народной школе, где в преподавании делала упор на Закон Божий и Церковь.
Прежде чем постричься в монахини Ефимовская была светской учительницей в Велико-Будищском монастыре на Полтавщине. Все время ее не оставляла мысль о создании новой обители, где можно было бы плодотворно воплощать в жизнь свои идеалы. На такое свое будущее Евгения получила благословение в Оптинской пустыни у старца Амвросия.
Ефимовская углубилась в изучение богословских наук, которым она и раньше отдавала много времени. По этим вопросам она вела обширную переписку с выдающимися иерархами: архиепископом Леонтием, архиепископом Амвросием, митрополитом Антонием (Вадковским), епископом Антонием (Храповицким). Результатом явился труд Ефимовской О диакониссах, ряд богословских брошюр, в которых, например, была статья Монастырь и христианский аскетизм. По данной проблеме Евгения Борисовна опиралась на точку зрения св. Иоанна Кронштадтского, наставлявшего ее в это время. Духовная писательница подчеркивала: побольше дела, поменьше самолюбования и возни с собой.
Таким образом, богослов, церковная писательница Ефимовская, строгая постница и молитвенница, приняла монашеский постриг и стала матушкой Екатериной.
В Лесну она прибыла с пятерыми сестрами и двоими девочками-сиротами. А 26 августа 1889 года женская община обители была преобразована в Леснинский Свято-Богородицкий общежительный монастырь, где инокиня Екатерина стала игуменьей.
Непросто приходилось вести общину, где священником был отец Матвей. Подвижник, не щадящий ни себя, ни других, он начинал службы в четыре часа утра и требовал присутствия на них всех сестер. Если храм был не готов к богослужению, батюшка молча уходил, вовсе не совершая службы. Поэтому матушка Екатерина бывала в церкви с трех часов. Игуменья сама несла черную работу, убирая ее, она и на клиросе пела, и канонаршила, а больше всего неустанно добивалась, чтобы росла община. Это был первый в России женский монастырь деятельного монашества, драгоценно светя в крае, где главными являлись католичество и униатство.
За тридцать лет Леснинская обитель сделалась центром православия всего Забужья. Отсюда назначались настоятельницами в другие монастыри ближайшие помощницы матушки Екатерины. Сестры в Лесне были разных способностей, но особенно здесь ценились интеллигентные девушки, способные обучать детей. Из десяти учительниц монастыря девять являлись своими насельницами. Они учили грамоте до четырехсот девочек, из которых 250 были ученицами девятилетней церковно-учительской школы, приготовлявшей учительниц для церковно-приходских школ, а остальные ремесленной и сельскохозяйственной.
За уход, прокормление и обучение детей монастырь не брал ничего. Самые маленькие жили вместе, а подросшие мальчики отправлялись в приют версты за две от монастыря, откуда приходили на церковные службы и некоторые работы. Мальчишки учились сапожному, столярному, кузнечному и слесарному делу, девочки шили, ткали. Летом ребята ездили домой к родным. Леснинская обитель традиционно славилась своим пением. Здешняя церковно-учительская школа обращала особое внимание на обучение управлением церковным хором, ее выпускницы народные учительницы ценились и как регентши. Всем больничным делом монастыря, врачебным, фельдшерским, аптекарским, заведовали сами сестры.
В громадной леснинской больнице была отличная операционная, отдельные палаты для инфекционных больных, особенно с кожными болезнями, которыми страдали местные ребятишки; в лазарете постоянно действовали 60 коек. Помимо своих, больница ежегодно принимала несколько тысяч посторонних амбулаторных пациентов без оплаты, бесплатно выдавая им и лекарства. В монастырском саду для удешевления снадобий разводили лечебные травы, собирали и дикорастущие, чтобы приготовлять медикаменты подручными средствами. Имелась при обители и богадельня для престарелых женщин. 
В начале XX века монастырь имел более тысячи десятин земли и вел обширное хозяйство, в котором практиковались ученицы сельскохозяйственной и ремесленной школ. А начинала тут когда-то горстка насельниц с осушки здешних болот. Отведенные из них воды рачительно перекачивали в пруды, куда запускали рыбу. Насаживали плодовые сады, завели скот, на монастырском дворе в домиках-гнездах взялись за разведение племенных кур. Потом появилась вальцовая мельница, пошел хлеб в закрома, действовала молочная ферма. Заработали тут различные швейные мастерские, кондитерская, проложили даже собственную подъездную железнодорожную ветку.
Первая группа насельниц, жившая в ветхом доме, переделанном из старого хлебного амбара, сначала превратилась в сплоченный коллектив из двухсот сестер. Потом монастырь стал давать кров и пищу более тысяче его постоянных обитателей, костяком которых являлись 700 сестер. Лишь в самой тяжелой работе: пахоте и косьбе, помогали наемные мужчины, остальное делали монахини с детворой.
На этой имперской окраине монастырь был носителем русской идеи и русского языка. Его просветительскую и благотворительную деятельность знали в Варшаве, Москве, Петербурге. Отовсюду леснинским сестрам шла помощь, что от богачей, интеллигенции, что от простых верующих.
С основания Леснинской обители щедрым ее благотворителем был отец Иоанн Кронштадтский. Перед прибытием сюда в 1899 году всероссийского молитвенника тысячи народа стеклись в Лесну для принятия от него благословения. А отец Иоанн задержался к обещанному сроку, и пришлось монастырю кормить эту армию богомольцев.
Зато сколь радостным был долгожданный приезд всероссийского батюшки Иоанна! Он благословил тружениц обители на дальнейший подвиг и исцелил многих приехавших сюда больных. На прощание батюшка прикоснулся к плечу игуменьи и произнес:
- Екатеринушка, Екатеринушка, со временем у тебя процветет лавра!
Св. Иоанн Кронштадтский добавил, что из Леснинской обители как из пчелиного улья будут вылетать рои. И в этом пророчестве, как и в других по поводу монастыря, он не ошибся: в Краснотоке, Вирове, Теолине, Радечнице, Зодуленце, Кореце отпочковались от Лесны новые женские монастыри, а после переезда обители в Югославию и там образовывались из нее сербские женские обители. Отец Иоанн столь близко принял к сердцу дела Лесны, что в возведенном им в Петербурге Иоанновском монастыре наказал соорудить особую пристройку для Леснинской обители.
Исключительное внимание проявляли к Леснинскому монастырю Государь Император Николай II и Государыня Александра Федоровна. Августейшая чета особенно благоволила игуменье Екатерине, происходившей из рода Рюриковичей. Впервые Царственные супруги побывали в Лесне в августе 1900 года, о чем газеты писали:
После трапезы Их Величества подробно осматривали монастырские храмы и здания, наиболее продолжительное время пробыв в школе, где от воспитанников и воспитанниц приняли изготовленные ими вещи: изящный пресс в форме токарного станка и три пары искусно изготовленных плетеных туфель, предназначенных для Великих княжон: Ольги, Татьяны и Марии. 
Многочисленная толпа народа все время неотступно провожала Царя и Царицу, окружив их тесным кольцом. Их Величества осмотрели красиво расписанную снаружи Воскресенскую церковь, построенную в русском стиле, и монастырскую больницу. А затем, прибыв к воротам, где стояло местное духовенство с чудотворной иконой Божией Матери, благоговейно приложились к этой прославленной и народом горячо почитаемой святыне. 
Отъезжая из Леснинского монастыря, Государь собственноручно изволил пожаловать Игумении Екатерине драгоценный крест, украшенный камнями, а на нужды монастыря еще 5. 000 рублей
Государь с Государыней неоднократно посещали Лесну, где молились в монастырских храмах и пили воду из благодатного колодца на месте обретения Чудотворной Иконы. В Петербурге было открыто подворье Леснинского монастыря.
Проникновенной взаимностью отвечали Императору с Императрицей монахини-леснянки. Во время революционных волнений 1905 года в Западном крае империи распостранялись слухи, будто Царь с Царицей и сам отец Иоанн Кронштадтский отступили от православия, поэтому при якобы намеченном земельном разделе крестьяне, оставшиеся православными, земли не получат. 
Матушка Екатерина собрала депутацию заволновавшихся крестьян и повезла их в столицу за правдой. Они оказались в царском дворце вскоре после Пасхи и на аудиенции в кабинете Государя старший из крестьян проверил Августейшую чету возгласом:
- Христос Воскресе!
Государыня ответила, как положено:
- Воистину Воскресе.
Старик обратился к Государю:
- Правда ли, что ты, Царь-батюшка, уже неправославный?
Государь Николай Александрович перекрестился и сказал:
- Нет, это враги нашей Церкви и Родины распространяют такие слухи. А я как был, так и буду верен православной вере.
В своем рескрипте выдающейся настоятельнице Леснинской обители игуменье Екатерине 12 октября 1907 года Государь писал:
Мать Игумения Екатерина! Покинув мир и посвятив себя служению делу Божию, вы в 1885 году возымели намерение основать в селении Лесна Седлецкой губернии церковную женскую общину для достижения религиозно-просветительных и благотворительных задач в среде местного населения Ваш добрый пример нашел себе ревностных последовательниц, и трудами их, по образцу Леснинской общины, уже созданы две общины Вировская и Радечницкая, впоследствии также обращенные в монастыри, и монастыри: Теолинский, Краснотокский и Березвяческий. Все они, будучи проникнуты общим единодушным настроением, делают в крае истинно-христианское православно-русское дело, служа твердым оплотом к укреплению веры и русского народного самосознания
Леснинский монастырь имел шесть храмов. Во-первых, главный, четырехпрестольный собор в честь Воздвижения Креста Господня, в котором находилась Чудотворная Икона Божией Матери. Здесь с правой стороны имелся придел во имя преподобного Сергия Радонежского и Леонтия Ростовского, с левой придел во имя Афанасия игумена Брестского. Стоял в обители и храм в честь Святой Троицы, имевший внутри колодец, который образовался на том месте, где росла груша, в ветвях какой явился Чудотворный Образ. С одной стороны этого храма была пристройка с емкостями целебной колодезной воды и окошками, в которые ее отпускали прихожанам. С другой стороны Троицкой церкви тянулся ряд будочек-исповедален.
Еще один храм во имя мучеников Антония, Иоанна и Евстафия был небольшим. В одном из монастырских домов находилась зимняя церковь во имя мучениц Софии, Веры, Надежды и Любови. А при сельскохозяйственной школе помещалась церковь в честь Введения во Храм Пресвятой Богородицы. Однако эти храмы не могли вместить всех молящихся по большим праздникам, на которых здесь иногда бывали десятки тысяч человек.
Чтобы выйти из положения, матушка Екатерина основала своеобразнейший храм на монастырском лугу. На высоком каменном фундаменте, служившим склепом, поставили небольшую бревенчатую церковку со сплошными по стенам окнами. В ней был только алтарь и небольшие клироса для певчих. Через открытые окна службу видели далеко окрест, как и слышали священников. При выносе Святых Даров причащающиеся попарно поднимались к ним по одной боковой лесенке и спускались по другой. По сути дела, царил здесь распахнутый на все стороны алтарь, а куполом было небо.
В 1908 году, собираясь принять схиму, матушка Евгения сложила с себя настоятельство и передала его своей верной соратнице, незаменимой помощнице, казначею монастыря матери Нине. Эта удивительная подвижница рано потеряла свою мать и поставила на ноги всех ее братьев и сестер. В монастырь Нина бежала против воли своего отца, председателя Виленского окружного суда. Она изучила медицину на фельдшерских курсах, а сама не выходила из болезней, среди каких был и туберкулез. За всю свою жизнь Нина перенесла около сорока операций, при которых ей 16 раз вскрывали брюшину.
Несмотря ни на что, инокиня Нина безропотно тянула огромный воз монастырской хозяйственно-административной части. Это она начала осушение болот, окружавших обитель. Матушка Нина, то прораб, то архитектор, то экономка, из гнилых топей устроила удивительнейшую систему леснинских проточных прудов, где плескалась рыба. Эти водные артерии орошали и громадный сад. Из-за последующей судьбы России и обители матушке Екатерине так и не удастся отойти от дел, вместе с игуменьей Ниной она понесет и в беженстве свое духовное водительство, пока не скончается в югославской больнице в 1925 году.
Перед Первой мировой войной в Леснинском монастыре было свыше четырехсот монахинь и ста служащих, на попечении которых находилось 700 детей, начиная с полугодовых малышей. С комплексом своих храмов и учреждений монастырь, действительно, как предрекал св. Иоанн Кронштадтский, стал подобен лавре. И сбылось другое предсказание отца Иоанна, так же указавшего, что придется обители покинуть свое насиженное место. В 1915 году русские войска отошли за реку Буг монастырю тоже пришлось эвакуироваться вглубь Империи.
Вторая часть биографии знаменитого русского монастыря с его лесняночками тянется в скитаниях и мужественном исповедничестве. 
В 1915 году Чудотворная Икона Леснинской Божией Матери отправилась на Леснинское подворье в Петроград. Около ста сестер поселилось в столичном Новодевичьем Воскресенском монастыре. Четыреста сестер принял Иоанновский монастырь, и вспомнили старые здешние матушки слова отца Иоанна Кронштадтского, еще когда наказывавшего зодчим их Леснинской пристройки:
- Прибавьте, прибавьте построечек. Надо будет и лесняночек приютить. 
Поехали в разные концы России более шестисот учащихся обители. Школы духовного ведомства в Понятаевский женский монастырь Нижегородской губернии, школы министерства народного просвещения в Тверскую губернию, сельскохозяйственная школа министерства земледелия в Бессарабию. 
Жили леснинские сестры в Петрограде до августа 1917 года, когда епископ Холмский Анастасий (Грибановский), будущий первоиерарх РПЦЗ, пригласил их к себе в Кишиневскую епархию. Матушки Нина и Екатерина, у которой по застарелому заболеванию в апреле ампутировали ногу, повезли своих леснянок в Шапкинский монастырь на реке Днестр, возле села Шапка между городами Каменкой и Водрашковым. Удачно они там оказались незадолго до красного октябрьского переворота в Петрограде.
Около четырех лет пробыли леснянки на Днестре под румынской властью, пережив особенно лихое время, когда разваливался русский Румынский фронт и приютивший монахинь монастырь громили и грабили беспризорные солдатские орды. Уезжать же все равно пришлось, так как местная администрация стала настаивать, чтобы русские приняли румынское подданство и установили церковную службу на румынском языке.
К осени 1920 года матушки Екатерина и Нина решили переезжать к приглашавшему их верному другу и защитнику русских беженцев сербскому королю Александру. Так 62 леснинские монахини оказались в Белграде, где их сердечно приветствовал Патриарх Сербский Димитрий и владыка Досифей. Весь Священный Архиерейский Собор Сербской Православной церкви с особой радостью принял леснянок, надеясь, что монахини со Святой Руси возродят на их родине женские монастыри, исчезнувшие со времени турецкой оккупации.
Сначала леснянки поселились в Королевстве сербов, хорватов и словенцев (с 1929 года Королевство Югославия) в монастыре Куведжин, а спустя несколько месяцев в Хоповском монастыре, где и пробудут следующие 20 лет. Этот древний монастырь лежал в живописной долине между лесистых склонов и был одним из мужских на Фрушковой горе. К нему и поныне ведет дорога из города невдалеке от Белграда, на Дунае Новый Сад, который горько прославился при бомбежке Сербии в 1999 году сворой натовских государств.
Воздвиг монастырь Хопово в конце XVI века сын святой Ангелины владыка Максим. С первых лет своего основания обитель стала просветительским центром. Когда в Белграде еще не было школ, сюда отдавали детей для обучения грамоте. В 1817 году тут основали богословскую школу для монахов. Главный храм Хоповского монастыря был посвящен свт. Николаю Угоднику, капелла св. Стефану.
В 1923 году в Хоповской обители леснянок посетил король Александр, отметивший высокий класс певчих из русских монахинь. После смерти в 1925 году основательницы Леснинской обители, бывшей графини Е. Б. Ефимовской, матушки Екатерины управление общиной полностью перешло к игуменье Нине, а монастырским имуществом и хозяйством заведывал игумен-серб отец Паисий, духовником же Хопова состоял протоиерей Алексей Нелюбов. Леснянки и здесь не прерывали своей традиции по призрению сирот, воспитанию детей, помощи немощным. За два десятка лет через руки сестер прошло около полутысячи ребятишек. Детский приют был под надежнейшей опекой монахини Феодоры, в миру княгини Львовой, будущей третьей настоятельницы кочующей Леснинской обители.
С началом Второй мировой войны, немецкой оккупации область Срема, в которой находился Хоповский монастырь, вошла в новое хорватское государство. Поставленный в обители хорватский управитель с женой-баптисткой разнузданно вел себя с православными сестрами, пытаясь поработить их, отнимая нехитрый скарб. Попадали монахини и под пули хорватских националистов-усташей, воюющих из-за монастырских стен с сербскими партизанами.
В канун праздника Покрова 1942 года уездная хорватская власть стала выгонять леснянок из обители куда глаза глядят под угрозой расстрела, разрешив взять с собой лишь ручную кладь. Сестры ночью встали на молитву перед своим Чудотворным Образом Богородицы. 
Утром часть монахинь отправили на железнодорожную станцию Рума для переброски в Сербию, ждали своей участи остальные. Хорват-управитель куражился:
- Посмотрим, как ваша Божия Матерь покроет вас. 
Леснинская Божия Матерь их охранила! Одной из сестер в Руме удалось связаться с местным председателем Русской колонии, а тот доложил о творящемся произволе хорватов немецкому командованию. Русских монахинь со станции вернули обратно в монастырь, где они прожили зиму и весну до нового лиха.
На Страстной Неделе подожгли православных инокинь коммунисты-партизаны. Горел монастырь как факел, осколками била взрывавшаяся раскаленная черепица, рушились стены зданий. Сестры в огне сражались лишь за один дом за храм, спасая иконы и священные книги. Высокая мощная красавица, бывшая княгиня мать Феодора как витязь вела дружину инокинь заливать водой лестницу, они топорами разбивали крышу
Пасху и половину весны 1943 года леснянки из обуглившегося Хоповского монастыря прожили в приютивших погорельцев местных православных семьях сербов. Оккупационные немецкие власти все-таки выслали русских в Сербию. 
В Белграде Леснинский монастырь весь поселился в двух комнатах общежития для стариков и старух на городской окраине Сеньяк. Была теснота и голод, а с неба посыпались американские бомбы.
Леснянки при самых страшных бомбардировках не уходили в бомбоубежище, оставаясь в молитвах при своей Чудотворной Иконе. Леснинская Божия Матерь, чей образ когда-то явился пастуху на дереве, не срамила возлагавших упование на Нее. Сметали дома и все живое вокруг американские авиаудары, но ни ветхая крыша общежития, никто из пребывавших при Леснинской иконе теперь и многих местных жильцов не пострадал. Однажды шесть бомб упало прямо во двор общежития, но ни одна из них не разорвалась. На этой бомбежке от осколков при других взрывах убило лишь во флигеле старушку, которую муж на этот раз не пустил под покров Чудотворной Иконы.
С занятием Белграда партизанскими частями югославских коммунистов и советской армии начался по дому, где жили сестры, артиллерийский обстрел немцев из-за катюши, бьющей в ответ от общежития. Немецкие снаряды врезались в дом с келиями леснянок, падали во дворе, но опять-таки жертв не было среди инокинь, надежно укрытых омофором Иконы-Чудотворительницы. 
Тем не менее, гораздо изнурительнее, нежели военная, оказалась жизнь Леснинской общины под последующим коммунистическом игом в освободившейся Югославии. Красные власти то и дело стремились выгнать монахинь из их битого перебитого здания бывшего общежития. Сестры молились перед своей иконой очередная гроза проносилась. Однажды коммунисты объявили, что назавтра обязательно приедут за монахинями подводы, которые вывезут, уберут их за город. Но с вечера начал падать густой снег, который намел к рассвету непроезжие высоченные сугробы
В 1949 году скончалась игуменья Нина, и на ее место встала настоятельницей величественная матушка Феодора. Обители, находившейся в юрисдикции РПЦЗ, все же грозила опасность высылки в СССР. Игуменья Феодора, вдохновленная одним из собственноручных писем св. Иоанна Кронштадтского, в котором праведник посмертно обещал о них, его духовных дочерях заботиться, огромными усилиями добилась виз на въезд во Францию. 
Вот так в 1950 году осколки, но какие! славной Леснинской женской обители обосновались сначала в Сен-Клу, а с декабря наняли дом для монастыря в окрестностях Парижа в селе Фуркэ. Раньше здание принадлежало католическому ордену, до войны в нем была семинария. Теперь этот пустой, заброшенный дом надо было кропотливо благоустраивать.
Денег хронически не хватало, а требовалось постоянно вносить плату за аренду. Сестры старались, как могли: шили облачения, изготовляли четки, писали иконы по старинным образцам, выделывали свечи из своего воска, пекли просфоры, обрабатывали огород А недостаток средств чувствовался во всем. Один из русских друзей монастыря еще при найме этого здания в Фуркэ спрашивал у матушки Феодоры:
- Будет ли у вас достаточно денег, чтобы вносить наемную плату?
Бывшая княгиня невозмутимо отвечала: Сумма для меня безразлична, потому что денег у нас вообще нет. На что же вы рассчитываете? На Матерь Божию, спокойно сказала игуменья. Но надо ж что-то реальное! 
Матушка Феодора глядела на собеседника лучистым взглядом. Для нас это самое реальное. 
Удивительно, а правда каждый раз для внесения платы за наем деньги на него откуда-то брались: от жертвователей, с неожиданных доходов и так далее, и тому подобное. Неся теперь на французской земле миссию утешать, укреплять в вере соотечественников, свидетельствовать перед инославными истину и красоту православия, леснянки сокрушались лишь об одном, о самом своем леснянски исконном: детишек не могли из-за выпавшей скудости содержать и обучать.
Весной 1967 года Божия Матерь как бы Сама укажет дальнейшее место, где пребывать Ее Чудотворному Леснинскому Образу. Монахини игуменьи Феодоры, искавшие новое жилище, подъезжая к селу Провемон, заметят на перекрестке дорог статую Божией Матери. Сестры единодушно почувствовали, что в Провемоне нужное им место. Они не ошиблись. В здешнем старинном поместье были даже остатки рвов со времен крестоносцев совсем как в Лесне! Явившиеся многочисленные жертвователи собрали деньги на покупку для леснянок в Провемоне, лежащим на нормандской земле в ста километрах на северо-запад от Парижа, усадьбы на тринадцати гектарах.
Тут был большой дом с хозяйственными постройками, окруженный запущенным парком с прудом и речкой. А главное, в имении высилась вместительная церковь, построенная 200 лет назад. В день памяти святого праведника Иоанна Кронштадтского 19 октября (1 ноября) 1967 года новоселы Леснинской обители отслужат в ней первую службу. Освящен будет сей новый монастырский храм в 1968 году в день сентябрьского праздника обретения Чудотворной Леснинской Иконы.
Перестроенная, заново отделанная церковь нынешнего Свято-Богородицкого Леснинского женского монастыря в Провемоне, которая может вместить несколько сот человек, светит с тех пор своим иконостасом, сооруженным по проекту талантливого архитектора Русского Зарубежья М. Ф. Козьмина. Иконы в древнерусском стиле написала монастырская монахиня Флавиана. В 1969 году здесь была расписана заалтарная стена, водружены привезенный из Греции семисвечник, массивные подсвечники.
Иконостас из церкви в Фуркэ находится в домовой часовне, где читаются полунощница и вечерние молитвы. Со старого места сюда перевезли также пасеку, птицеферму. Монахини насадили фруктовый сад, постоянно трудятся на большом огороде.
Главной святыней обители по-прежнему остается чудотворный образ Богородицы, богат монастырь и святыми мощами. Из России были вывезены частицы мощей преподобномученика Афанасия игумена Брестского, из Сербии преподобномученицы Анастасии Римлянины, великомученика Феодора Тирона, первомученика Стефана и преподобного Стефана Савваита.
Во Франции монастырь получил частицы мощей апостола Андрея Первозванного, святителя Николая Угодника, великомученика Георгия Победоносца, равноапостольной Марии Магдалины, великомученицы Варвары, священномученика Дионисия Ареопагита, мучеников Космы и Дамиана, преподобного Пимена Великого, митрополита Петра Московского, великомученика Пантелеимона, матери
Богородицы св. праведной Анны, св. мученицы Лукии-Девы, св. Алексия.
Сербский монастырь Хопово, где леснянки находились после их бегства из советской России, был основан в XVI веке владыкой Максимом, который являлся сыном святой Ангелины. Мощи святителя Максима и его преподобной матери Ангелины также получила Леснинская обитель во Франции.
 
   
   
     
   
         
       

История РПЦЗ 19172004